QR code

Четыре века якобы свободы

Последние примерно 400 лет, со времен Локка, мы живем под флагом свободы, равенства и братства. Сейчас уже трудно представить себе человека разумного и при этом всерьез отрицающего важность свободы личности, ценность человеческой жизни, добродетельность социального равенства, драгоценность мира, дружбы и любви. Казалось бы, эти понятия — основа нашей морали. Они были с нами всегда и останутся навеки. Однако, предлагаю посмотреть глубже и разобраться в том, что же такое свобода, и во благо ли она нам.

vedomosti.ru
vedomosti.ru

В своих Двух трактатах о правлении английский педагог и философ Джон Локк сформулировал: “свобода — это следовать моему собственному желанию во всех случаях, когда этого не запрещает закон”. Вооруженные такой очевидно привлекательной формулой и вдохновленные ранними гуманистами, либеральные революционеры всех мастей все эти годы меняли общественный уклад стран Европы, а вместе с ним и сознание обитателей. В итоге, как считает профессор МГУ Валерий Кувакин, “Конституция РФ – это выражение победившего либерализма-капитализма по источнику и содержанию”, а мы с вами — либералы!

Владимир Путин на встрече со школьниками отметил: “свобода заканчивается там, где начинается свобода другого человека,” повторив мысль Михаила Бакунина, одного из первых теоретиков анархизма и народничества.

Таким образом, свобода возможна до тех пор, пока два “свободных” человека не вступают в конфликт друг с другом. “Допустима ли цензура в интернете?” — спросили президента школьники. “Конечно нет,” — ответил президент… и добавил, что — “если если это призывы к терроризму, то конечно допустима.” Далее следовала цитата Бакунина. Проще говоря, пока ваши действия не мешают окружающим, мы готовы давать вам свободу, но как только они войдут в противоречие с нашими ожиданиями, ваша свобода будет ограничена.

Ключевые слова здесь “конфликт” и “противоречие”. Там где их нет, стало быть, есть свобода, а там, где они есть, свободы быть уже не может.

Кто же будет контролировать и наказывать тех, кто посягает на свободу каждого из нас? Роскомнадзор? Полиция нравов? Общественный суд? “Совесть!” — скажет вам подготовленный либертарианец. У каждого из нас должно быть нравственное начало, как завещал Иммануил Кант, которое не позволит нам посягать на чужую свободу. Сначала, конечно, пока мы будем строить общество будущего, оно будет не у всех. Поэтому нам все-таки потребуются и суд и полиция, действующие по мотивам эссе Джона Стюарта Милль, рекомендующего использовать насилие над человеком “только тогда, когда он причиняет вред другим”. Потом, конечно, рано или поздно, люди научатся жить без конфликтов и противоречий, и перестанут вредить друг другу.

А хорошо ли это, когда общество состоит из тех, кто избегает конфликтов стараясь не войти в противоречие с интересами других? Сможем ли мы развиваться, постоянно оглядываясь на тех, кому наш прогресс мешает? Да и вообще, возможен ли прогресс – “базовый закон природы” по мнению кстати либерала Вольтера — без конфликта? Может ли хороший учитель быть толерантным к ошибкам двоечников? Может ли ученый создать что-то новое, боясь обидеть коллег? Можно ли выпустить новый товар, опасаясь навредить конкурентам? Звучит абсурдно.

Однако, именно к этому и ведут нас либералы под лозунгами свободы. Именно в общество без конфликтов — национальных, бытовых, экономических, культурных и политических — в общество свободы!

Безусловно, ничего этого в итоге не получается. В обществе, веками воспитываемом в духе “каждый делает что хочет, лишь бы не мешать соседу”, людям внутренне противна сама идея насилия над ними. Они рождаются, как им кажется, свободными, и потому презирают и государство и власть, неизбежно привносящих насилие в их жизнь. Как следствие — полиции для таких граждан нужно втрое больше, чем если бы насилие с самого детства было для них неотъемлемой частью бытия, вместе с его производными: дисциплиной, подчинением, порядком и контролем.

Насилия в либеральных обществах не просто больше, чем нужно, но оно еще и уродливо лицемерно. Яркие лозунги о свободе и равенстве прикрывают “эксплуатацию и отчуждение”, как верно заметил профессор Борис Кашников. Трусливое “не навреди соседу” воспитывает людей слабых, безразличных, терпимых и соглашающихся — таких легко эксплуатировать.

Все было бы иначе, если бы человек не опасался причинить вред соседу, потревожив его “свободу”, а считал конфликт нормой — он бы тогда спокойно относился к дисциплинированному мироустройству, уважал субординацию, считал бы труд, какой бы он ни был, высшей добродетелью, и конечно не допустил бы отчуждения и эксплуатации. Это был бы человек совсем другого качества: твердый, бескомпромиссный, непримиримый и последовательный. Он считал бы подчинение за высшее благо. Разумеется, не кому угодно, а “пролетариату — вооружённому авангарду всех эксплуатируемых и трудящихся,” как писал Ленин.

Это было бы иное общество и иные люди.

Те же, кто четыре века подряд прививает нам идеи свободы — это наши враги. Не к свободе должны мы стремиться, а к порядку и дисциплине, как естественным формам естественного и разумного насилия. Не бояться насилия мы должны, а уважать и понимать его. Оно — часть нашей природы, и смотреть этому факту нужно прямо в глаза. Иначе за нас это сделают другие, а мы останемся рабами своей толерантности.

sixnines availability badge   GitHub stars