QR code

Зачем?

Недавно один из читателей моих политических опусов пристрастно спросил меня, для чего я это делаю? Чего добиваюсь и зачем пишу? К чему призываю? За кого я и с кем? К чему подталкиваю читателей и каких действий от них жду? Его также очень интересовал вопрос, где все-таки моя Родина: в Москве или в Киеве? Ответ, казалось, его удивил и разочаровал.

nn.ru
nn.ru

Совсем недавно я прочел новую книгу Эдуарда Лимонова “Азбука” — сборник мыслей по разным темам, почти не связанным между собой — и о политике, и о Донбассе, и о Путине, и о старости, и о насилии, и конечно о женщинах. Текст сочный и откровенный, а идеи радикальны и здравы, например:

У нас постоянно тыкают в дерьмо революции, утверждая, что количество жертв революции свидетельствует в пользу эволюции. Но кто-нибудь потрудился посчитать количество жертв эволюции? Всех павших от алкоголизма, от самоубийств, от депрессии? Сколько детей не родилось от уныния и чувства безысходности предыдущего поколения? Вот сейчас нас заставили жить по эволюции. Я знаком с тысячами людей, которые не смогли осуществить свои таланты. И догнивают на ногах.

Или вот это:

Народ не меняет власть. Народ не в силах ничего изменить. Он рассеян, привязан к дому, к детям, к консервативной и аполитичной жене (большинство женщин аполитичны, к тому же при авторитарном режиме им — слабому полу, живется лучше, им безопаснее).

Однако, при том, что я согласен с автором почти везде, меня удивило его наивное недоумение:

Квадратноголовые либералы трындят, что будто бы я поддерживаю Путина. Да у меня больше разногласий с ВВП чем у всех их глупой и лживой камарильи либералов.

Вам ли, Эдуард Вениаминович, с тюрьмой и войной за плечами, не знать, как работает сознание масс. Наше сознание. Вы провоцируете размышления и рассуждения, а мы ждем выводов. Вы ставите под сомнение азбучные истины, а нам от этого некомфортно. Вы предлагаете анализ, а мы ждем синтез. Для нас, квадратноголовых, очень важно знать: Вы таки поддерживаете Путина или нет?!

Дайте же нам выводы, директивы, точные алгоритмы. Синтезируйте для нас однозначность, и мы пойдем за Вами. Разделите мир надвое и скажите под чьи знамена нам встать. Однако, Вы это делать отказываетесь, Вам это претит, цитирую:

Вы хотите, чтобы все было “за” или “против”? Обратитесь к КПРФ. Это они такие тупые.

Вы отказываетесь тупеть вместе с нами, а мы отказываемся Вас поддерживать. Однако, так было не всегда.

Прошлые поколения наблюдали открытую войну двух идеологий. Газета “Правда” писала правду, а журнал Time — врал. И наоборот, смотря кто читал. Неважно, кто был на самом деле прав. Важно то, что объективно биполярная повестка собирала вокруг себя интеллектуальную элиту. Где же еще собираться, если мир поляризован и об этом конечно интересно говорить и думать?! Первые книги Лимонова были написаны из эмиграции, куда он попал после конфликта с КГБ — “мы тебя посадим или уезжай” — так это было сформулировано, по его же словам.

Вектор социального конфликта (капитализм против коммунизма) совпадал с вектором наиболее прогрессивной мысли (свобода или рабство). Лучшие люди были либо в академии наук, либо в изгнании. И там и там были гении, жаркие споры, и возможность найти истину.

Однако, идеология Ленина и Сталина проиграла. Лимонов вернулся в Россию. Вернулся туда, где война уже кончилась. Не было больше двух лагерей, не было диссидентов и не было КГБ — пожар мировой революции стух. Интеллектуальная элита возвращалась из изгнания и праздновала победу, а экономика сдавалась на милость победителей — нам привезли McDonalds и калькуляторы Casio, взамен получив нефть и 150-ти миллионный голодный и безграмотный рынок. Из мрачного межвременья девяностых мы вышли без новой политической повестки. Советский Союз, из “империи зла” превратился в горстку слаборазвитых колоний и не помышляющих более о борьбе с игом капитала, а люди стали слабее и трусливее. Больше не нужно было искать истину — работай на дядю Сэма и будь счастлив.

Тем не менее, интеллектуалов с их вечным протестом нужно было куда-то направить. Нужна была та самая биполярность, которую мы потеряли, демонтировав Железного Феликса. В итоге, намеренно или случайно, возникло либеральное движение, за все хорошее и против всего плохого. К нему “небезразличная интеллигенция” и примкнула, потому как примыкать было больше не к чему (не к кровавому же режиму ВВП!).

Однако, несмотря на упрощенную формулу “долой Путина!” мир уже не так прост, как в молодость Лимонова. Он более не делится на дядю Сэма и пролетариат, и поэтому, лишь отстранив Путина и Ко. от власти, вряд ли получится решить все проблемы как когда-то, одним махом отказавшись от всех завоеваний Октября. Я убежден, что либералы, в отличие от их многотысячных подписчиков, это понимают, но поделать ничего не могут. Чтобы за ними шли, им нужно кричать громко и членораздельно: “Долой …” и далее вполне конкретное имя.

Получается действительно громко, но здравого смысла в этом крике мало. Поэтому под знаменами собираются лишь те, кто смысл искать не привык и … скучающие прохожие. В итоге образуется три лагеря вместо двух, как ранее: 1) власть, 2) либералы, и 3) думающее меньшинство. Над третьим лагерем нет знамен и там никого не арестовывают, да и численность его постоянно сокращается. Именно там и можно найти таких как Лимонов — вымирающих ветеранов большой войны.

Однажды, в одном из ресторанов Москвы меня попросили заполнить форму, чтобы выдать карту постоянного посетителя. Последним пунктом несложной анкеты был саркастический вопрос “Чей Крым?” со свободным полем для заполнения. Мне потребовалось несколько минут, чтобы сочинить лаконичный ответ, отличный от примитивных “наш” или “не наш”.

Мир стал сложнее, простые формулы типа “наш–ваш” или “свобода–рабство” уже не способны описать окружающую нас реальность. Все, кто хочет представить ситуацию в формате “за” или “против” — не просто дураки. Это вредители. Будь то либералы или пропагандисты Кремля.

Для чего я пишу этот блог? Чтобы привить вам, мои читатели, любовь к анкетам со свободными полями. Будем уметь заполнять свободные поля, будет и настоящая свобода.

sixnines availability badge