QR code

Кого бы нам еще наказать за наркотики?

Досмотрел вчера сериал El Chapo (2017-2018), рассказывающий историю еще не оконченной жизни одного из самых успешных наркобаронов современности по имени Хоакин Гусман. Первый сезон оказался самым сильным, второй слабее, а третий удалось переварить только благодаря сюжетной линии Конрадо. Но речь сейчас не о кинематографе, а о наркотиках.

unian.net
unian.net

На протяжении всего фильма, иллюстрирующего последние 20 лет современной истории, коррумпированное правительство Мексики борется с врагом государства номер один. В схватке с Хоакином активное участвие также принимает менее коррумпированное, но не менее вероломное и двуличное DEA (американское управление по борьбе с наркотиками). В итоге нашего героя, с которым за время фильма мы успеваем подружиться, ловят, экстрадируют в США и передают в руки справедливого американского суда. Правосудие торжествует, и… американские подростки перестают употреблять метамфетамин!

Об этом создатели фильма ничего нам не говорят даже в финальных титрах, где торжественно сообщается о том, что Хоакин за все годы своей профессиональной деятельности убил от двух до трех тысяч человек. Не говорят, видимо потому, что подростков факт ареста El Chapo мало заботит, и найти, где купить метамфетамин, совершенно не мешает. Статистика говорит о том, что, несмотря на активную борьбу с наркотрафиком, потребление наркотиков растет, а смертность от их передозировки вдвое выше в США, чем в любой другой развитой стране, например, Европы.

У меня нет точной статистики о ситуации в Украине, но по надписям на стенах домов в любом крупном городе, можно судить о ситуации на рынке: наркотики вполне востребованы. Регулярные аресты наркодилеров совершенно не мешают покупателям находить нужный им товар… у новых наркодилеров.

Хотите знать мое мнение? Наказывать производителей я считаю лицемерием. Ведь многие из тех, кто ловил El Chapo, экстрадировал его в Нью-Йорк и скоро будет судить и линчевать, сами являются его клиентами. Они, как представители всей страны, открыто выражают лишь половину общественных интересов. Однако, на самом деле, общество хочет двух вещей и причем одновременно: 1) наркотической эйфории и 2) наказать тех, кто ее продает.

Второй интерес оно выражает открыто и вербально, первый же — тайно и деньгами: объем потребления запрещенных наркотиков только в США превышает 100 миллиардов долларов в год. Мы голосуем своими долларами и гривнами за производство наркотиков, в то же время открыто преследуя тех, кто их производит. Количество людей, употребляющих наркотики минимум один раз в год, составляет приблизительно 275 млн. человек, что равняется примерно 5.6% мирового населения в возрасте от 15 до 64 лет.

Парадокс.

Если же мы действительно хотим, чтобы El Chapo выращивал хлопок вместо кокаина и синтезировал гуашь вместо фентанила, давайте все вместе… перестанем употреблять наркотики. Не нужно стрелять, убивать, арестовывать, судить и тратить на это три миллиарда долларов в год (бюджет DEA). Достаточно просто перестать покупать то, что этот храбрый мексиканец производит и продает. Уверен, он быстро переключит свою энергию на общественно полезный бизнес.

Напротив, активной борьбой с такими как он продавцами мы расписываемся в собственной слабости и глупости: ничто не может удержать нас от сладкого на ночь. Поэтому мы посадим в тюрьму всех кондитеров? Кондитеры-то причем? Разве они виноваты в том, что мы толстые, ленивые и безвольные? Они лишь паразитируют на наших недостатках, но не являются их первопричиной. Наркоторговцы — это кондитеры, а ленивые и толстые — мы с вами.

Что же делать, если проблема не в производителях, а в нас?

Как снизить спрос на наркотики? Как убедить население, что накомания — зло? Может быть нужно запугать? А может быть снять запреты, и интерес сам собой снизится?

По первому пути запугивания идут, например, Иран, Саудовская Аравия и Китай, где предусмотрена смертная казнь, в том числе за хранение наркотиков. Во многих других странах наказания менее строгие, но также достаточно суровы, в том числе в Украине и России. Статистика, безусловно, покажет, что полицейские меры имеют положительный эффект.

По второму пути идут страны Западной Европы. Например, в Голландии или Португалии хранение легких наркотиков не является уголовным преступлением, хотя и влечет за собой некие меры общественного воздействия. И снова статистика показывает, что легализация приносит положительные результаты.

Я не верю ни в первый, ни во второй путь.

Дело не в запугивании и не в разрешениях, а в наших потребностях. Наркотики нужны там, где недостаточно удовлетворены потребности в радости, в счастье, в успехе, в самореализации и во всем остальном, что Маслоу описал в своей известной пирамиде. В одном из своих последних романов Владимир Сорокин красочно изображает мир будущего, в котором самой богатой страной становится Теллурия благодаря изобретению уникального наркотика, эффект которого значительно превосходит все остальные. Весь мир зависит от Теллурии, так так она знает, как сделать людей счастливыми, и продает “гвозди из теллура” очень дорого.

Фильм Traffic (2000) хорошо иллюстрирует проблему: борьба с наркотрафиком превращается для одного из ее лидеров в борьбу с собственной семьей. Истинным врагом оказывается не продавец героина, а его потребитель — собственная дочь одного из главных героев, который понимает, что победив производителя он не сможет победить главного покупателя — дочь всегда найдет, где купить новую порцию “счастья”.

Ольга Богомолец считает, что “сегодня нам нужно не легализировать наркотики, а расширять перечень запрещенных препаратов и обеспечивать эффективный контроль за их оборотом и [вести] системную борьбу против организаторов наркобизнеса”. Нет, Ольга, не в легализации дело и не в борьбе с наркобизнесом — так делу не поможешь.

Дело в повышении уровня жизни украинского населения и удовлетворении его потребностей в образовании, в досуге, в искусстве, во всем том, что заменит наркотики. Нужно дать людям то, что обрадует их также сильно, как кокаин. Очевидно, что это сделать сложно, но нужно. Именно в это стоит вкладывать государственные деньги и наши совместные усилия.

Бороться же с наркотрафиком и наркоманами — это все равно, что бороться с кондитерами. Все равно в итоге мы будем толстыми, а управлять нами будет Теллурия.

Или, может быть, уже управляет?

sixnines availability badge   GitHub stars