QR code

Совесть в балаклавах

Во время инагурации 45-го президента США Дональда Трампа протестующие вышли на улицы Вашингтона, 217 из них были задержаны. Они вышли с плакатами, а в итоге стали переворачивать мусорные баки, бить витрины и поджигать автомобили. Многие из них были одеты в черное и действовали более менее организованно. Согласитесь, как бы мы ни относились к Трампу и его политике, нас пугают взрывы и пожары, люди в масках и вой полицейских сирен. Мы уповаем на надежность полиции. Однако, есть и обратная сторона этого явления.

front image
gazeta.ru

Со времен Спартака восстания против власти происходят на этой планете регулярно. Цель всегда одна — свобода. Мотивы всегда разные. Например, экономические — рост налогов, предшествовавший восстанию Степана Разина (хотя, есть сомнения); политические, как у Румынской революции — коммунистический режим был заменен про-западной демократией; этнические и национальные, как в Нагорном Карабахе или Косово; а бывают и чисто силовые, как у Октябрьского переворота — революция была необходима партии большевиков, и они ее осуществили.

По меткому выражению Латыниной, “революций в мире куда больше, чем демократий”. Действительно, большинство восстаний не приводит к улучшению жизни тех, ради кого они подымаются. Хотя к власти и приходят новые люди, порядки остаются абсолютно или почти прежние. Недавние украинские революции на Майдане, как оранжевая, так и достоинства, — тому яркая иллюстрация.

И виной тому не повстанцы, революционеры и террористы с арматурой и коктейлями Молотова в руках. И даже не робеспьеры их возглавляющие и вдохновляющие. Виноваты мы, то самое большинство, которое не изменить одной лишь сменой флага и декларацией свободы. Вспомните, как Ланцелот пытался убить дракона в известном фильме Марка Захарова, но тот рождался снова, потому что этого требовали “лучшие люди города”.

Свободу нельзя дать человеку, если он не готов быть свободными. А если он готов, то его и поработить невозможно. Свобода ему не нужна, она у него уже есть. Такой вот парадокс. Ницше сказал короче: “Восстание — это доблесть раба”.

Стало быть, революции, восстания, бунты, горящие покрышки, снайперы на крышах, пьяные студенты на горах арматуры, разбитые витрины и сожженные автобусы — это все не имеет смысла и ничего все равно не изменит? Видимо, умным людям стоит уважать власть, сидеть дома, смотреть сериалы, не выходить на Майдан с кастрюлями на голове, и изъявлять свои политические требования демократическим путем, раз в несколько лет опуская бюллетень в урну для голосования?

Да, возможно. Однако, подумайте, каким был бы мир без Пугачева Дантона, Муравьева, Бакунина, Нечаева, Троцкого, Кастро, Дудаева, Саакашвили и многих других, кто выступил против власти, рискуя прежде всего своей жизнью. Кого-то власть победила, кого-то истребила, кто-то сумел победить и в свою очередь стать властью, чтобы бороться с новыми революционерами и революциями. Важны не индивидуальные практические достижения каждого восстания, хотя их очень много, и без них у нас бы не было ни пенсий, ни выходных, ни оплачиваемых отпусков, ни свободы слова, ни прав человека, ни равноправия, ни правосудия. Важно другое.

Важно то, что в обществе постоянно должен присутствовать дух неповиновения власти и готовности к восстанию. Как сказал Жан Жорес, “революция возможна лишь там, где есть совесть”. Именно нашей с вами совестью являются эти полупьяные молодые люди в балаклавах, разбивающие витрины наших любимых ресторанов и рисующие граффити на стенах наших домов. Без них мы были бы рабами.

Виктор Гюго считал, что “революция — это возврат от поддельного к настоящему”, видимо понимая под “настоящим” нашу способность и желание быть свободными.

Не спешите осуждать повстанцев за разбитые витрины и перевернутые мусорные баки. Возможно, через несколько сотен лет ваши праправнуки будут им благодарны за свою свободу.